siberian_laykee

Categories:

Проникновенье наше по планете, особенно заметно вдалеке.

Третьего дня варили оборудование. Поскольку осень для сварщиков — высокий сезон, наш специалист динамил меня неделю, а в конце пропал совсем. Пришлось приглашать стороннего, после работы. Поэтому задержались до вечера.

Закончив с металлом и убрав оборудование, вышли к озеру подышать свежим воздухом. И на берегу, возле плавающих уток, обнаружили хозяина промзоны с Данилычем. Причём Данилыч держал на поводке  большого, мохнатого пекинеса, сопящего, надменно и презрительно  озирающего окружающий пейзаж.

 — Данилыч, а ты зачем китайскую собаку завёл? Планируешь делать карьеру в оккупационной администрации?

— Так эта, нужно заранее готовиться. Я вот готов, как пионер. Буду гауляйтером здешней промзоны. И по китайски могу.

— Ни хуй шуо чонгвен ма? (你会说一点中文吗) — решил я немного подколоть Данилыча.

— Хуй — грустно сказал Данилыч.

— Хуй да джонгвен? (回答中文) — уточнил я.

— Нет — ответил Данилыч.  — Просто хуй. Про китайский это я пошутил.

Пекинес услыхав звуки китайского как-то даже приободрился и завертел головой.  Умная собачка — сказал Данилыч.  Понимает по ихнему.  Ладно. Пойдем домой, а то поздно уже.

Глядя вслед важно вышагивающему пекинесу и семенящему рядом Данилычу я спросил:

— А откуда у Данилыча такая элитная собака?  Зачем она?  Мало ему дворняг в промзоне?

— Дочь  оставила. Она с мужем развелась, и уехала в Москву.  А там квартиру с животными не снимешь — вот и отдала отцу. Он теперь один остался — ни дочери, ни внуков. Один вот только пекинес — и тот волком смотрит.  Вот и ходит его по вечерам выгуливает. Чего ему ещё делать?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded