siberian_laykee

Categories:

Субботний вечер поэзии

В стародавние века, когда я был уже немолодым, но еще не пожилым, я проводил время на психоаналитической группе. Все как показывают в американских фильмах, только гораздо интереснее. Группа в основном состояла из подобных мне девушек и мужчин, замученных кризисом среднего возраста. Но среди нас была одна юная особа, совсем юная, но уже мрачно смотревшая  на жизнь, ненавидящая весь мир и отдельных его представителей, родителей и просто всех подряд.

Однажды разговор зашел о Максе Батурине. Во времена нашей молодости это был весьма известный персонаж, поэт, акционист и просто любитель этапажа. Стихи свои он публиковал под псевдонимом Макс Бурлюк. Юная особа, разумеется, о Максе ничего не слышала, поскольку в тот год, когда он покончил с собой она ходила в старшую группу детского сада. Но моя весьма лестная рекомендация ее заинтересовала.

На следующий раз она с восхищением рассказывала мне о поэзии Макса, а на мой недоуменный вопрос, где она смогла это прочитать, ответила — в Интернете, конечно. Именно тогда я воочию убедился, что "... они не такие, как мы..."

Но в интернете есть далеко не все. Поэтому сегодня я примерю на себя роль Акына, хранящего в своей памяти поэзию давно ушедших дней, и важно рассказывающий древние строки у костра.

Посвящается Little_may_bug

Она сказала мне проснувшись:  

- ты вовсе не фонтан.  

Потом сказала, обернувшись:  

- ты не грусти, братан…  

Потом лениво потянулась  

Совсем не так красиво, как вчера 

Давно менять его пора.   

Опубликовано было в самиздатовском альманахе "Ручейник" 1986 год.

Еще из поэзии, читанной мной в юности. Это, конечно, в Интернете есть, но все равно пусть будет здесь для симметрии.

ДРЕВНЕЙ ГРЕЧЕСКОЙ СТАРУХЕ ЕСЛИ Б ОНА ДОМОГАЛАСЬ МОЕЙ ЛЮБВИ

(Подражание Катуллу)

Отстань, беззубая!.. твои противны ласки!

С морщин бесчисленных искусственные краски,

Как известь, сыплются и падают на грудь.

Припомни близкий Стикс и страсти позабудь!

Козлиным голосом не оскорбляя слуха,

Замолкни, фурия!.. 

Прикрой, прикрой, старуха,

Безвласую главу, пергамент желтых плеч

И шею, коею ты мнишь меня привлечь!

Разувшись, на руки надень свои сандальи;

А ноги спрячь от нас куда-нибудь подалей!

Сожженной в порошок, тебе бы уж давно

Во урне глиняной покоится должно.

И напоследок обещанные "Различные вагонные песни" Александра Пименова. С поэзией Пименова я познакомился впервые в 199... году в газете "Молодой Ленинец". Там было опубликовано его стихотворение "Песни восточных славян". Тогда я запомнил именно стихотворение, а потом, спустя многие годы, поиском нашел автора, который оказался, на мой  вкус, поэтом остроумным и талантливым.

Вагонная песня №14

От Гатчины до Кингисеппа
Весной хулиганил маньяк,
Кого пожирая свирепо,
Кого изнасилуя так.

Кто первый попался под рУку,
Того и схватили менты...
Суют мне бумагу и ручку:
Пиши, мол, что всё это ты.

Под тяжестью страшного факта
Со мной развелася жена,
Скончалася мать от инфаркта,
Отец напилсЯ допьянА.

Менты меня страшно пытали,
Пинали в промежность ногой,
Но хуже ещё поступали
Кто в камере были со мной.

Сто раз надругалися всяко
Друзья по несчастью мои:
Ужасно не любят маньяка
Средь дружной тюремной семьи.

Распухло тяжёлое дело,
Дрянные газетки шумят,
Но вот, накануне расстрела,
Весёлый вбежал адвокат.

Сыскались, представьте, в июне
Две жертвы ещё маньякА –
Эксперт изучил мои слюни:
"Не та, – говорит, – ДНК!"

Забыли менты извиниться,
И ржали, прощаясь, воры –
Я эти бесстыжие лица
Запомнил до смертной поры.

И вот я в родительском доме.
Хотел отдохнуть наконец...
В ужасном квартира разгроме –
С бомжами там квасит отец.

В родимый я офис нагрянул –
Но правды не долго искал:
Начальник сочувственно глянул,
Сочувственно на хуй послал

Видали, наверно, в газетах
Вы мой узколобый портрет:
Я сущий маньяк на портретах –
А в жизни, конечно же, нет.

Не ем человечьего мяса,
Цензурно у женщин прошу,
Не пью ничего крепче кваса
И Путину письма пишу.

Но письма убогих и сирых
Ястржембский терзает в клочки...
Подайте же, кто сколько в силах –
Зазря пострадал, землячки!

Вагонная песня №9

(посвящается мэтру жанра Нику Кейву)

Когда он на нервах вошёл в пищеблок –
Умолк трудовой коллектив.
Кто прятал глаза, кто глядел в потолок,
Предмет разговора забыв.
Рассевшихся в круг и стоявших вокруг
Объяла внезапная дрожь,
И все закричали, когда Ковальчук
Схватил свой разделочный нож.

В приёмной была секретаршей жена...
Директор был страшный нахал:
Весь день ему кофе носила она,
Но кофе всегда остывал.
Схватился за сердце начальник-говнюк
И стал на себя не похож -
И все закричали, когда Ковальчук
Схватил свой разделочный нож.

Его собутыльником был Михаил –
Он в Мишке не видел врага,
Но если за водкою долго ходил –
Слегка подрастали рога.
Заёрзал на месте бессовестный друг,
Сдержавши нервозный пердёж –
И все закричали, когда Ковальчук
Схватил свой разделочный нож.

Шофёр Алексей, ощущая испуг,
Отчётливо понял: беда!
Случалось Алёше мадам Ковальчук
Туда подвозить и сюда.
Шептал он, схватившись за молнию брюк:
"Она же... сама же... так что ж..." –
И все закричали, когда Ковальчук
Схватил свой разделочный нож.

Бывалый угрозыск тянуло блевать...
А что довело до греха?
Все знали: жена у товарища – блядь,
Но все полагали: ха-ха.
Как думали люди? "Да мало ли сук...
Да разве же всех перебьёшь..." –
Но все закричали, когда Ковальчук
Схватил свой разделочный нож!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded