siberian_laykee

Categories:

Пираты - часть третья

Дележ добычи — это всегда момент истины. В этот момент проявляются скрытые пружины и реальные силы тех, кто в команде.

Основной формой деятельности у Пиратов была KG — KommanditGesellschaft, или ка ещё иногда пишут  GmbH & Co. Большая часть мелких сделок проходила через фирму, но главное, ради чего всё это было сделано — тащить варианты Дроссельмейеру.  Он и был главным товарищем, реальным миллионером.

Как я понимаю, это во многом было сделано из налоговых соображений — в Германии налоги на корпорации довольно велики. В данном случае полученная прибыль делилась между коммандитистами и GmbH в заранее оговоренном проценте, а дальше товарищи сами платили налоги. 

Финансирование было проектное. Мелкие пираты и их помощники собирали информацию, предлагали варианты, как заработать денег. Вся информация собиралась на командный мостик. Анализировалась. И если некая сделка принималась в работу — тогда подключался Дроссельмейер и другие товарищи. Участвовали связями, деньгами, огромное значение играл их большой опыт торговцев, знание как делается то или другое.

Дроссельмейера я видел всего один раз, на вечеринке у узбекского замминистра, куда я попал вместе с пиратами. Мы вместе с Вилли сидели с краю стола, когда я напомнил ему об обещании заплатить мне командировочные.  Хорошо, сказал Вилли, но давай подождем. 

Спустя час, когда градус веселья, благодаря тостам и угощению возрос, он обратился к высокому худому немцу, главному, судя по поведению, и что-то сказал ему по немецки, кивнув в мою сторону. Тот выслушал, кивнул, затем вытащил из бумажника купюру и вручил ее заместителю замминистра, который принес очередную порцию закусок. Ещё что-то сказал, Вилли перевел. Тот спрятал купюру в нагрудный карман и удалился.

Я не очень понял, что произошло. Но снова налили и выпили, затем принесли подарки, потом ещё — вечеринка была в самом разгаре, и, честно говоря, я забыл про деньги. Меня больше занимало наблюдение за поведением сотрудников замминистра. Несколько часов назад я видел их в министерстве, это были важные люди в строгих костюмах. Здесь они были в несколько другом амплуа — они приносили блюда, уносили посуду, помогали. При этом на их лицах было написано совершенно искреннее счастье. Похоже, они стали ещё более доверенными людьми для своего шефа.  Для меня подобное поведение было в диковинку. Но восток это не запад — внутри я был впервые, поэтому просто смотрел, как ведут себя люди.

Когда мы ближе к двенадцати большой толпой вышли на улицу и стали прощаться с хозяином, сбоку подъехала Волга. Из нее вылез заместитель, он совершенно преобразился. Взгляд горел, осанка выдавала превосходство и важность. Вокруг крутились помогайки, заглядывающие в глаза боссу. Он подал знак, один из помогаек открыл багажник и достал оттуда огромное количество купюр, почему-то перетянутых швейными нитками.  Денег было не просто много — их было чудовищно много. У меня не было ни сумки, ни портфеля. Я был изрядно навеселе, и не очень понимал, что происходит.

— Что это? — спросил я у заместителя.

— Дэньги, нэ видишь? — гордо сказал он мне.  — По хорошему курсу поменял, все тэбе. Бэри.

— А сколько здесь? — я всё ещё пытался понять, что происходит.

— Многа — сказал один из помогаек. В Тащкенте месяц можно жить, не отказывай сэбэ ни в чём. Бэри. 

Когда утром я открыл глаза, на столике около кровати лежала огромная куча денег. Пачки, перетянутые швейными нитками, часть упала на пол, часть лежала на кровати. Голова трещала после вчерашнего, пираты уехали смотреть Бухару и Сармарканд, я остался один в незнакомом городе с кучей непонятно откуда взявшихся  денег, которые мне необходимо было потратить да вечера.  Потому, что вечером меня ждал самолет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded