siberian_laykee

Categories:

"Новое назначение" А.Бека как Иудейская война СССР

На днях закончил чтение романа (или повести, что точнее) Александра Бека «Новое назначение».  Чтение не получилось увлекательным — со времени публикации романа прошло почти 40 лет, и многие реалии даже для меня, заставшего СССР во вполне сознательном возрасте,  уже малопонятны. И хотя некоторые сюжетные линии лично мне оказались близки, в целом роман напоминает изрядно замученную американскую колымагу 90-х. Это уже точно не та машина, на которой можно ездить каждый день, но еще не раритет, восхищающий посетителей выставок необычными формами. Лишь стареющий прохожий, мельком глянув на дивный образец биодизайна, потрепанный безжалостным временем, вспомнит ушедшую молодость и тихо вздохнет о чём-то  своём...

Во время чтения романа я постоянно возвращался мыслями к другому произведению, созданному в весьма драматических обстоятельствах — Иудейской войне Иосифа Флавия. Иосиф Флавий был приближенным Тита Флавия — военачальника, а впоследствии императора Рима. В начале иудейского восстания он был одним из предводителей мятежников. Но будучи осаждены римскими войсками, а затем оказавшись в башне, из которой уже не было выхода, оставшиеся в живых еврейские воины  решили не сдаваться, а умереть.  С этой целью они бросили жребий, и один убивал другого. В конце в живых остались Иосиф и еще один мятежник, которого он убедил сдаться римлянам.

Иосифа приблизил к себе Тит, и сделал его советником, который сопровождал его всюду. Вся военная кампания прошла перед его глазами. Уже позже, когда Тит стал императором, Иосиф написал книгу воспоминаний, назвав ее «Иудейская война». Формально все необходимые ритуальные слова, о мудрости и гуманизме Тита Флавия и неразумии мятежников были произнесены не один раз. Но странное дело — читая книгу мы всё равно видим всё наоборот. Страшная правда и боль автора являются нам несмотря на стандартные, обтекаемые фразы.

«Новое назначение» в не меньшей степени пронизана ритуальными заклинаниями ушедшего времени. Но странное дело — социалистический производственный роман, все эти мегатонны чугуна и стали кажутся абсурдистскими декорациями к человеческой трагедии. Умирающий отец читает томик Ленина вместе с единственным сыном. Принципиальный директор — новатор отказывается придти к смертельно больному начальнику.  Сталин, вынашивающий грандиозные планы освоения миллионами заключенных и подневольных просторов восточной Сибири. Коварный Берия,  беспринципный и жестокий, пытающийся уничтожить главного героя.

И пустота. Больной нарком хочет вернуться в круговорот министерской рутины чтобы забыться и забыть.  Не только времени жить не осталось — он забыл, как это вообще делается. И безупречный облик, накрахмаленный белый воротничок и прическа не помогают, да и не могут скрыть растерянность главного героя.

«Новое назначение» не был издан в СССР. Несмотря на предельно, ультрасоветский стиль и риторику, Александр Бек, подобно Иосифу Флавию, так и не смог скрыть своего истинного отношения к тому, что его окружало. И наверное, именно эта авторская честность и осталась той единственной причиной, благодаря которой я дочитал роман до конца. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded