Alexey Zolotenkov (siberian_laykee) wrote,
Alexey Zolotenkov
siberian_laykee

Categories:

Путешествие в Петербург и Москву

Часть четвертая — Вокруг Москвы: Тверь, Редкино, Ступино

В час ночи я сел на фирменный поезд «Лев Толстой», маршрута Петербург — Москва. Мой путь лежал в Тверь, а оттуда в Редкино. Там располагалась партнерская компания, и мне нужно было посмотреть производство и то, что находилось вокруг.  Это был классический «ночной» поезд, неторопливо ползущий от одной станции к другой, и приходящий в Москву ближе к полудню.

Утром следующего дня я стоял на привокзальной площади в Твери и обозревал местные виды, одновременно решая в уме задачу скорейшего перемещения в Редкино. То, что я видел вокруг говорило о полной и окончательной африканизации старинного русского города, тысячу лет назад соперничавшего с Москвой за право называться столицей России. Убогие низкие строения, отделанные дешевым сайдингом, сомнительного вида киоски, парковка, забитая умученными жизнью колымагами и стайка пожилых таксистов, негромко бормочущих под нос свои мантры. Всё это было настолько безлико и обыденно, что трудно было понять, где ты находишься — настолько провинциальные города похожи друг на друга.


Сопоставив в уме два расписания, я принял управленческое решение, и двинулся в сторону автовокзала, который находился неподалеку.  Автобус в Редкино отправлялся через 15 минут, и я присел на перроне. Меня окружали старые пенсионного возраста толстые тетки с сумками рассады в руках. Тетки чуть моложе стояли кучкой у входа и что-то обсуждали. Ни молодежи, ни мужиков не было.

Наверное, это совершенно типичная для подмосковья ситуация — наиболее активные и мобильные уезжают в столицу, а остаются только старые тетки, неотделимые от обесценившейся недвижимости как надстройка от базиса. Развлечения тоже простые — огороды, пиво и семечки. Мимо проходят бесконечные дни в ожидании возвращения детей и мужиков. Но ни те, ни другие почему-то не возвращаются. базис ветшает, никому не нужный, и даже ожидание уже становится обыденностью, стёртой, как старые монеты.

Подъехал замызганный автобус, густо пахнущий соляркой и сем-то сельскохозяйственным. Мы разместились внутри свободно — автобус был полупустой. Покружив немного по городу — типовые хрущевские пятиэтажки кое где перемежались девятиэтажками, помнившими Леонида Ильича — мы выехали на ленинградское шоссе.


Продолжение следует.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments